Тамплиеры
Главная | О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч - Форум | Мой профиль | Выход
   
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч (О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч)
О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч
tamplieresДата: Пятница, 11.02.2011, 23:51 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 34
Репутация: 0
Статус: Offline
386. Каждый брат, когда входит на капитул, должен перекреститься во имя Отца и Сына и Святого Духа, и должен снять свою полотняную шапочку и свой чепец, если он не лыс, а если он лыс, то может оставить чепец; и он должен стоя прочесть один раз "Отче наш" перед тем, как сесть, а затем он должен садиться, и каждый должен делать так. И когда все братья, либо большинство собрались, тот, кто возглавляет капитул, должен сказать братьям, прежде чем начать церемонию: "Добрые братья Господни, встаньте и помолитесь Господу нашему, дабы Он послал сегодня нам Свою святую милость", а затем все братья должны встать на ноги, и каждый должен прочесть "Отче наш".

387. А брат капеллан, если он присутствует, должен также прочесть свою молитву, какую он сочтет нужной, то есть службу, прежде чем начнется капитул. И тогда они должны сесть, и да будет известно, что им следует позаботиться, чтобы ни один человек не из братьев Храма не мог подслушивать, когда они ведут свой капитул.

388. Когда прочли молитву, тот, кто возглавляет капитул, должен начать службу во имя Господа, и провести ее как можно лучше по своим способностям, и должен увещевать братьев и молиться, и велеть им исправлять [свои грехи]. После того, как служба началась, никто из братьев не должен без разрешения вставать с места, чтобы уйти, но до этого они могут ходить без разрешения.

389. Когда тот, кто возглавляет капитул, закончил свою службу, каждый брат, который думает, что согрешил, должен подняться и сделать с шапочкой и чепцом то, что сказано выше, и должен встать перед тем, кто возглавляет капитул, и преклонить колена раз или два, или более, и должен быть смиренным, как тот, кто исповедуется, и должен сказать следующее: "Добрый господин, я прошу о милости у Господа и Богоматери, у вас и у братьев, ибо я согрешил", и должен рассказать о своей вине полно и правдиво, как все было, и он не должен лгать ни из стыда плоти, ни из страха перед правосудием Дома; ибо если он солжет, это не будет исповедью, и да будет известно, что для нашего капитула было установлено так, чтобы братья могли исповедоваться в своих грехах и исправлять их.

390. После того, как брат рассказал все о проступке, который, как он думает, он совершил, и исповедовался в нем полностью, тот, кто возглавляет капитул, должен приказать ему выйти, и брат должен пойти туда, откуда он не может слышать, что говорят братья на капитуле; ибо никто из братьев, находящихся вне капитула из-за греха или из-за того, что он несет наказание, не должен слушать, что братья на капитуле делают, либо говорят, либо обсуждают. После того, как он выйдет, тот, кто держит это место, должен пересказать вину брата перед всем капитулом и должен следить, чтобы не изменять ничего; а когда он рассказал им именно так, как в этом исповедовался брат, он должен спросить их общего совета и сделать то, что решит большинство.

391. И когда братья дали свой общий совет - как, считают они, следует поступить, и Командор выслушал, что решило большинство, он должен приказать вернуть брата и должен назвать ему его вину, и рассказать, насколько она серьезна, и в чем, как сказали братья, он провинился; и он должен приказать ему выполнить то, что решили братья, и должен сообщить ему решение братьев; но он не должен говорить: "Такой-то брат решил так-то" или: "Он согласился с этим", ибо он раскрыл бы тайну своего капитула.

392. Когда кто-либо из братьев просит на капитуле о милости за какую-либо вину, все те, кто считают, что они запятнаны этим грехом, должны также просить милости вместе с ним; и каждый брат, когда просит о милости за какую-либо вину, должен делать это за все проступки, которые, как он считает, совершил; и за все проступки, что он совершил, сколь много бы их ни было, ему могут дать только одно наказание, так как он просил о милости за все их вместе.

Когда брат просит о милости за какой-либо проступок, никто из братьев не должен вставать и просить о милости за свою вину, чтобы его рассудили, если он не запятнан той же виной, как сказано выше.

Если брат просит о милости за десять прегрешений одновременно, и сочли, что его следует простить за одно из них, следует простить ему все их.

393. Когда братья [находятся] на капитуле, все должны быть против того, кто совершает или говорит что-либо неразумное, и каждый должен вести себя тихо и хранить молчание; и никто не должен говорить, если его не спросят о чем-либо, либо если кто-нибудь не совершит или не скажет что-то неразумное. Каждый может обвинить его, не вставая с места, без разрешения; более того, он должен сделать это немедленно, как только тот сделал или сказал что-либо неразумное, и каждый обязан заставить его исправиться; и никогда иначе не может брат обвинять другого брата со своего места, кроме Магистра. А Магистр может и должен обвинять со своего места любого брата, по своему желанию, не вставая.

394. Каждый брат, когда он приходит на капитул, должен приходить, размышляя, не оступился ли он в чем-либо и не нарушил ли он свою клятву и свой обет, и он должен думать об этом на самом капитуле: хорошо ли он слушал либо читал свои часы, и не разгневал ли своего брата чем-либо, и хранил ли заповеди Дома. И если он считает, что согрешил в чем-либо, он должен просить о милости за это и покаяться до того, как уйдет с капитула. Ибо когда служба на капитуле окончена, никто из братьев не должен говорить о своем проступке за пределами капитула, но ему следует исправляться, как он только может; а если он сознательно расскажет о своем проступке, это будет серьезнее - это будет непослушанием.

395. Более того, вы должны знать, что ни Магистр, ни иной брат, который возглавляет капитул, не должен исполнять то, что он должен делать по совету капитула и по решению братьев, пока он не прочтет молитву и службу, как считает должным; ибо в начале всех капитулов, что мы проводим, мы должны просить о милости Господа нашего.

396. Никто из братьев не может отсутствовать на капитуле без разрешения, если он не болен в лазарете. Никто из братьев не может покидать капитул без разрешения, если только он не думает, что вернется немедленно на этот же капитул, прежде чем оно разойдется. С той минуты, когда служба окончена, никто из братьев не может показывать что-либо другому брату без разрешения, так, что он заставляет его вставать со своего места либо встает сам; но когда кто-либо из братьев стоит перед тем, кто возглавляет капитул, каждый может встать со своего места без разрешения и обвинить стоящего брата в грехе, который, как он знает, тот совершил.

397. Когда кто-либо из братьев знает, что [его] брат сделал или сказал что-либо, что не должен был, он должен заставить его покаяться на первом же капитуле, где они оба присутствуют, и не должен позволить ему выйти с капитула, не заставив его покаяться; но лучше, когда брат, который знает, что его брат совершил это, особо напомнит об этом брату, который оступился, перед тем, как они войдут на капитул, и предупредит его перед одним или двумя братьями следующим образом: "Добрый брат, вспомни о таком-то поступке", и он должен поведать о прегрешении и должен сказать ему: "Покайся на первом же капитуле, на котором ты будешь". Достойные люди говорят, что брат скажет достаточно, когда скажет другому брату: "Вспомни о том-то", и тот, кому сказаны эти слова, должен считать себя обвиненным и должен покаяться на первом же капитуле, на котором будет, как сказано выше.

398. Никто из братьев не должен обвинять другого брата перед любым человеком, если это не брат Храма; и брат не может и не должен обвинять своего собрата ни на капитуле, ни за его пределами, ни предъявлять ему обвинения понаслышке; но в том, что видел или слышал, он может обвинить его и предъявить ему свои обвинения; а если он поступит иначе, он очень испорчен или его могут счесть участником сговора 202.

399. Когда кто-либо из братьев желает обвинить другого, он должен следить, чтобы не обвинять того в пустяках, но если он не обвинил его вовне, как сказано выше, или если он обвинил его, а брат не желает каяться, он должен сделать это так, когда они [находятся] на капитуле. Ибо перед тем, как встать, он должен сказать тому, кто возглавляет капитул: "Командор, либо Добрый господин, позвольте мне поговорить с братом", и он должен дать ему разрешение.

400. А когда он получил разрешение, он может встать и должен назвать по имени брата, кого он желает обвинить, а тот брат должен встать и снять свою шапочку и чепец, если его назвали, и должен выйти перед тем, кто возглавляет капитул. Затем обвинитель должен указать ему тихо и спокойно на то, в чем, как он знает, тот провинился, ибо никто не должен ложно обвинять своего брата. И он должен говорить следующим образом: "Добрый брат, проси о милости за такой-то поступок", и он должен рассказать об этом поступке либо вине, как это было сказано либо сделано. И тот, кого обвиняют должен сказать: "Добрый господин, я прошу о милости у Господа и у Богоматери, и у вас и у братьев за поступки, в которых меня обвиняют", и он должен преклонять колена каждый раз, когда его обвиняют.

401. Если он знает, что-то, в чем его обвиняют, истинно, брат, которого обвиняют, должен признать это перед всеми братьями, ибо никто не должен лгать на капитуле. Но если то, в чем его обвиняют, есть ложь, он должен говорить следующим образом: "Добрый господин, я прошу о милости у Господа и у Богоматери, и у вас, и у братьев за поступок, в котором этот брат обвиняет меня…", и он должен преклонить колена: "… но вы должны знать, что это не так". Или он может сказать: "Нет, сэр. Упаси Бог, если я когда-нибудь совершу такое". Или: "Сэр, это не так". И он должен рассказать подробно об этом деле; ибо, как сказано выше, он не должен лгать ни из стыда плоти, ни из страха перед правосудием Дома.

402. И тот, кто хочет защититься, не должен ни звать по имени того, кого он желает представить для защиты, ни называть его без разрешения, но он должен сказать тому, кто возглавляет капитул: "Сэр, есть брат, который знает об этом деле раз или два", а затем Командор должен сказать: "Если есть здесь брат, который знает что-нибудь об этом, [пусть он] выйдет вперед". И если есть кто-либо, кто знает об этом [деле], он должен встать и предстать перед Командором, и должен поручиться за то, что он видел и слышал, и он не должен говорить ничего, кроме правды, и ее он не должен ни скрывать, ни искажать, из любви либо злого умысла, в пользу одного либо другого, ибо это был бы великий грех и мог бы считаться сговором.

403. А если брат, который знает об этом деле, не желает встать, когда Командор спросил раз или два указанным выше образом, Командор должен сказать брату, который желает представить брата для своей защиты: "Добрый господин, пусть он выйдет вперед". И тогда он может назвать его по имени, и тот должен встать и сделать то, что сказано выше о поручительстве. И тот брат, который дает свидетельство, может и должен считаться виновным в серьезном проступке и получить суровое наказание, если он знает что-либо о поступке, из-за которого его вызвали для защиты, потому что он не встал тотчас же, как был отдан приказ.

404. А если обвиняемый брат желает предъявить обвинение тому, кто обвинил его, и он знает, что тот совершил какой-либо проступок, он может обвинить его, не спрашивая особого разрешения, пока он стоит; и он должен обвинить его и указать ему на его вину, как сказано выше.

405. Того, кого признают виновным в его прегрешении, Командор должен послать вовне, или обоих, если они осуждены; но он не должен посылать вовне кого-либо из братьев на капитуле за то, в чем брата обвиняли, если его не признали виновным. И когда братья вышли, Командор должен рассказать об [их] проступке либо вине, за которую они просили о милости и признаны виновными, так, как было поведано ему, а после этого он должен спросить у братьев, присутствующих на капитуле, их общего совета, и сделать то, что решит большинство.

Когда же братья скажут при всех, что им кажется подобающим, он должен поступить с братьями, что [ждут] снаружи, так, как говорилось о брате, который добровольно просил о милости за свою вину.

406. И если братья решат, что на братьев, которые [ждут] снаружи, должно быть немедленно наложено наказание, Командор должен тотчас же сделать это, как только сообщит им решение братьев; если же братья не решат, что на них должно быть немедленно наложено наказание, Командор, который возглавляет капитул, сообщив им решение братьев, может сказать им: "Идите и снимите свои одежды", и он может дать им телесное наказание и немедленно исполнить его, если он считает это подобающим, и братьям угодно, чтобы это осталось на его усмотрение.

407. Один брат может обвинить другого брата, как это дано выше, либо двух, либо трех, либо двадцать; более того, один брат не может признать другого брата виновным, но два брата могут признать другого брата виновным, либо двух, либо сто, когда эти двое и эти сто видят, что это не так; пока они находятся на капитуле, ибо защита не принимается на нашем капитуле, если только его можно признать виновным иным способом.

408. Но если один либо два брата говорят на капитуле другому брату: "Добрый господин, ты совершил такой-то проступок в Шато Пелерин 203 в воскресенье; проси о милости", и брат отвечает: "Нет, упаси Господи, я был в Бейруте 204 в воскресенье", и может доказать, что это правда, сославшись на одного либо нескольких братьев, тот брат, которого обвиняли, должен быть оправдан, а братья, которые обвиняли его, признаются виновными в том, что солгали против него, и их могут обвинить в сговоре; так можно осуществлять защиту, и никак иначе.

409. А если случится, что два или более братьев обвиняют другого брата, либо двух, или более, и Магистр либо тот, кто возглавляет капитул, заподозрит, что они возводят на него вину злонамеренно, он может и должен приказать одному брату покинуть капитул и заслушать другого о том, в чем он обвиняет собрата, и откуда он знает о проступке, к котором обвиняет его, и видел ли он либо слышал это; а когда он расспросит об этом деле, он может и должен приказать ему выйти и вызвать другого, и заслушать его так же, как и первого, что тот знает об этом деле. И если оба говорят одно, брат, которого обвинили, считается виновным, а если они говорят разное, брата, которого обвинили, оправдывают и считают невиновным в том проступке, в котором его обвиняли; а тех двоих могут обвинить в великом зле и великой порочности, и даже в сговоре.

410. И да будет известно, что никто из братьев Храма не может быть приговорен светским человеком либо человеком из другого ордена, либо двумя или более, кроме братьев Храма, так, как описано выше, к чему-либо, так, чтобы правосудие Дома свершилось над ним.

411. Но если какой-либо достойный светский человек либо духовное лицо, достойный настолько, чтобы ему верили, либо который confrere Дома, говорит Магистру правду, что такой-то брат навлек на Дом позор, Магистр, по поручительству тех достойных людей, может допросить этого брата и наказать его, и он должен сделать это, не разговаривая с братьями и без их решения. И да будет известно, что хороший Магистр должен отделять и выводить испорченного брата из общества добрых, и так повелевает Устав 205.

412. Когда тот, кто возглавляет капитул, просит братьев их совета о чем-либо на капитуле, он должен сначала спросить тех, кто должен знать больше других об этом деле и об обычаях Дома, а после – всех других вместе, по их достоинству и знаниям, и по праведности жизни.

Каждый брат, когда на капитуле спрашивают его совета, должен сказать, что кажется ему наилучшим, ибо не следует молчать о чем-либо из любви к одному либо ненависти к другому, или чтобы понравиться одному либо разгневать другого; но он должен видеть Господа перед своими глазами и он должен делать и говорить то, что он говорит и делает, из любви к Господу. Никто из братьев не должен обвинять другого брата, кроме как из милосердия и с намерением спасти его душу.

413. Когда кого-либо из братьев обвиняют в проступке либо вине, что он совершил, он не должен гневаться, но напротив, должен благодарить того, кто обвинил его; а если кто-либо из братьев обвиняет другого в мелочах, ему можно дать наказание.

414. И все братья Храма должны знать, что, когда кого-либо из братьев отсылают с капитула, потому что его обвиняют в каком-либо прегрешении, либо потому что он сам просит о милости, следует рассудить поведение и жизнь брата, и вид и тяжесть [его] вины. И если он хорошего поведения, и вина легкая, братья должны вынести легкий приговор, а если он дурного поведения, и вина серьезная и злостная, братья должны дать ему суровое и тяжкое наказание, и часто достойному человеку дается легкое наказание за серьезную вину, а порочному человеку - тяжкое наказание за легкую вину; ибо как добрый человек должен получать награду и честь за свою добродетельность, так и дурной должен получать наказание и позор за свою порочность.

И да будет известно, что за малейшую вину и непослушание, которыми брат нарушает заповедь Дома, следует осуждать на два полных дня во время первой недели, по поведению брата; но не следует давать более за какой-либо проступок, если это не касается накидки либо Дома, от чего упаси Господь всех братьев.

415. И вам следует знать, что после того, как тот, кто возглавляет капитул, отослал брата с капитула, чтобы рассудить его вину, тот брат не может без разрешения вернуться на капитул, чтобы обвинить другого брата; но он может и должен вернуться без разрешения, чтобы просить о милости за иную вину, о которой он забыл.

Каждый брат должен охотно нести наказание, которое дается ему капитулом.

Наказания

416. Это наказания, которые могут даваться братьям, тем, кто заслужил их.

Первое есть изгнание из Дома, от чего упаси Господь каждого.

Второе есть лишение накидки.

Третье - когда брату позволяют сохранить накидку ради любви Господней.

Четвертое есть два дня и третий на первой неделе.

Пятое - когда все, что может быть снято с брата, кроме накидки, снимают с брата, то есть два дня.

Шестое есть один день.

Седьмое есть пятницы.

Восьмое - суд брата капеллана.

Девятое есть оправдание.

Десятое есть отсрочка [приговора] 206.

417. Первое есть изгнание из Дома вовеки.

Это [наказание] должно даваться любому из братьев за девять проступков, из которых первый есть симония. Это значит – если кто-либо из братьев вступает в Дом с помощью подарка или обещания, или иного, что, как он думает, угодно Богу, [а] это не так: ибо тот, кто вступает в Дом таким образом, будет изгнан из Дома, если его признают виновным в этом; и тот, кто дал ему накидку таким образом, должен лишиться своей собственной накидки, и никогда более не должен иметь под своим началом кого-либо из братьев либо иметь право давать накидку Храма, и все братья, которые решили дать накидку таким образом, если они знали, что не должны поступать так, должны лишиться своих накидок, и их никогда более не следует просить принимать кого-либо в братья.

418. Второй - если кто-либо из братьев раскроет [тайну] своего капитула какому-либо человеку, брату либо иному, кроме как если тот был там.

Третий - кто-либо из братьев убьет христианина либо христианку.

Четвертый - если кто-либо из братьев запятнает себя отвратительным мерзким грехом содомии, который столь отвратительный и столь мерзкий, и столь противоестественный, что его не следует называть.

Пятый - если кто-либо из братьев совершит сговор против другого брата; а сговор совершается двумя или более, ибо один человек не может совершить сговор.

419. Шестой - если брат бежит с поля [битвы] из страха перед сарацинами, когда черно-белое знамя поднято, и бросает знамя. И это включает братьев рыцарей и братьев сержантов, когда они вооружены мечами. Но если кто-либо из братьев сержантов не вооружен мечом, и его совесть говорит ему, что он не может ни оказать помощь, ни делать то, что необходимо там, он может отступить в тыл, не принося вреда Дому, если он не совершит иного проступка. Но брат рыцарь не может действовать так, вооружен ли он мечом или нет; ибо он не должен оставлять знамя ни по какой причине без разрешения, ни из-за раны, ни из-за чего иного.

420. Но если брат рыцарь или брат сержант ранен так, что ему кажется - он не может выполнять [то], что необходимо, он может получить разрешение отступить, либо для него могут получить это [разрешение]; и Маршал либо тот, кто на его месте, должен дать ему его, если он его просит, либо кому иному для раненого брата, и с этим разрешением раненый брат может отступить, не принося вреда Дому. А если случится, что брат рыцарь и брат оруженосец оба без мечей, они должны оставаться возле знамени вместе, как брат рыцарь, так и брат сержант, ибо никто не должен отступать, пока поднято черно-белое знамя. А если кто-либо поступит так, он будет изгнан из Дома, [даже] если он сержант; ибо с минуты, когда им вместе вручили оружие, они должны вместе принимать [все], что Господь пожелает послать им.

421. Но если случится, что нет поднятого черно-белого знамени, а есть другое поднятое христианское знамя, они должны направляться к нему, вооружены ли они мечами или нет, как сказано выше, а особенно [к знамени] Госпиталя. А если христианского знамени нет, каждый может направляться в гарнизон, который ему укажет Господь и куда он его направит; но лучше, если наши братья будут держаться вместе, если они могут, со знаменем или без [него].

422. Седьмой - если кто-либо из братьев окажется еретиком, что значит - если он не признает символы веры, в которые верует Римская Церковь и повелевает ему верить.

Восьмой - если кто-либо из братьев покинет Дом и уйдет к сарацинам.

423. Девятый - если кто-либо из братьев украдет вещи из Дома; этот грех имеет столь много воплощений, и тот, кто не остерегается старательно его, может впасть в него различными путями; тем не менее, каким бы образом брат ни совершил его, он будет изгнан из Дома за это, если его признают виновным. И да будет известно, что называется кражей, когда брат выносит вещи из Дома. И если брат покидает замок либо иное укрепление ночью иначе, кроме как через ворота, его считают вором. Если Магистр либо Командор просит брата под своим началом показать ему вещи, за которые тот отвечает, брат должен показать их все, а если он утаит что-нибудь и не покажет, его сочтут вором.

424. Если кто-либо из братьев покинет Дом и, уходя, возьмет что-либо, что не должен, и с этой вещью проведет две ночи за пределами Дома, его сочтут вором. Если кто-либо из братьев поместит милостыню за пределами Дома, отдав ее либо одолжив, либо заложив ее, он не должен отрицать это, если кто-либо спросит, но он должен вернуть ее обратно. Ибо если он откажется от нее, а позже будет доказано, что она у него была, его сочтут вором. И за все названные выше проступки все братья, что совершат их, будут изгнаны из Дома, без [права] вступления вновь.

425. И все братья Храма должны знать, что когда у них есть брат, который по своему греху либо по своему великому несчастью покидает Дом и уходит, этот брат должен тщательно позаботиться, чтобы не взять ничего иного, кроме поименованного ниже. Он может идти [в том], в чем он ходит на первый час в часовню, кроме того, что он не должен иметь двух одинаковых одежд либо кинжала; но он может иметь свою сорочку, свои штаны, свою тунику, свою кольчугу, свой гарнаш, свой пояс, свои чулки и свои башмаки, и он может иметь свой простой либо дорожный плащ, но если он имеет один, он не должен брать другой. Более того, если его попросят, он должен вернуть плащ и не должен удерживать его ни при каких обстоятельствах. После второй ночи он будет изгнан из Дома вовеки.

426. Пусть также будет известно, что, просили его [вернуть плащ] или нет, брат будет изгнан из Дома, если он удержит его, пробыв за пределами Дома две ночи или более; так что он будет изгнан за две ночи так же, как и за сто. Но вам следует знать, что будет лучше, как деяние благотворительности и милости, если его попросят [вернуть] плащ. А также он может взять шапочку и пару штанов. И все вышеназванные вещи должны включать те, что он носит на своем теле, когда уходит из Дома, но он не должен брать их у другого брата.

427. Вещи, которые он не должен брать - следующие: говоря в общем - ни золота, ни серебра, ни любого оружия. Что значит, chapeau de fer, сюрко, гамбизон, кольчуга, кольчуга без рукавов, меч, копье, щит, турецкая палица, кинжал, кольчужные чулки, арбалет, турецкое оружие, короче все, включенное в эти слова: ничего, что относится к оружию. И если он возьмет что-либо из вышеупомянутых вещей, он будет изгнан из Дома без права вступить в него вновь.

Каждый брат должен заботиться, чтобы не прикасаться к деньгам либо сундуку другого брата без разрешения того, кто может дать его, а если он сделает так, его могут счесть вором и более того, если брат, совершающий это, дурного поведения.

428. А если кто-либо из братьев совершит что-то, за что его следует изгнать из Дома вовеки, перед тем, как ему позволят покинуть Дом, он должен придти раздетым до штанов, с веревкой вокруг шеи, на капитул перед всеми братьями; и он должен преклонить колена перед Магистром и выполнить то, что положено тому, кого наказывают на один год и один день; а затем Магистр должен дать ему письмо об освобождении, чтобы тот мог идти и спастись в более строгом ордене 207.

429. И некоторые из наших братьев говорят, что ему следует вступить в орден Святого Бенедикта или Святого Августина, и что он не должен вступать в какой-либо иной орден; но мы не согласны с этим, ибо он может вступить в любой более строгий орден, чтобы спасти свою душу, кроме ордена Госпиталя Святого Иоанна, о чем было установлено с согласия братьев Храма и братьев Госпиталя, что никто из братьев, кто покидает Госпиталь, не должен приходить в Храм таким образом, что он получает накидку их Дома 208. Также никто из братьев Храма не может вступить в орден Святого Лазаря, если он не заболел проказой 209, и брат, покидающий Дом Храма, не может вступать в орден с менее строгим уставом без особого разрешения того, кто имеет право [на это].

430. Вы также должны знать, что есть и иные поступки, за которые брат Храма может быть изгнан из Дома. Ибо установлено в нашем Доме, что, когда Магистр либо иной, кто имеет право давать накидку Дома любому человеку, желает сделать это, он должен приказать тому поклясться на Святом Евангелии, что тот поведает правду о всем, что его спросят; и когда он поклялся и дал обет, тот, кто должен принимать его в братья, должен сказать ему: "Добрый благородный друг, следи, чтобы говорить правду обо всем, что мы будем спрашивать тебя, ибо, если ты солжешь, и позже будет доказано, что ты солгал, тебя закуют в железо и подвергнут жестокому позору, и ты будешь изгнан из Дома за это".

431. После, если он должен стать братом рыцарем, тот, кто принимает его в братья, должен спросить: "Добрый благородный друг, давал ли ты или иной человек за тебя, о чем ты знаешь, либо обещал что-либо любому человеку, чтобы тот помог тебе вступить в наш Орден, ибо это была бы симония, и ты не смог бы спасти себя? Рыцарь ли ты либо сын рыцаря, или ты рыцарского происхождения по своему отцу, так, что ты должен и можешь стать рыцарем? Рожден ли ты в законном браке? Давал ли ты клятву либо обет, и носил ли накидку другого ордена? Есть ли у тебя женщина - жена либо невеста, либо помолвленная: говори правду, ибо, если ты солжешь, и тебя признают виновным, с тебя снимут накидку и подвергнут жестокому позору, а после тебя отошлют обратно к твоей жене. Есть ли у тебя долг, от которого Дом может пострадать: ибо, если так, с тебя снимут накидку и подвергнут жестокому позору, и тебя отошлют к твоему кредитору. Есть ли у тебя какая-либо тайная болезнь? Священник ли ты и имеешь ли духовный сан?".

432. А тот, кто желает стать братом, должен отвечать кратко: "Да" или: "Нет" на каждый из вышеназванных вопросов; более того, он должен говорить правду каждый раз, ибо, если он солжет, и позже будет доказано, что он солгал и нарушил клятву, его следует заковать в железо и подвергнуть жестокому позору, а затем изгнать из Дома; также, если у него есть жена; а если он имеет долг, его следует отослать обратно к его кредитору.

433. Но достойные люди нашего Дома согласны, что, если тот, кого отослали бы обратно таким образом, сможет устроить, что его жена вступит в другой орден и станет монахиней, или если случится, что она умрет, а он во всем прочем вел добрую и честную жизнь, не нарушая традиций Дома, его могут вернуть в Дом, если это угодно братьям, не наказывая; но он должен сначала дать клятву и принять обет, как и раньше. А о том, кого следовало бы отослать к его кредитору, наши достойные люди говорят, что с ним можно поступить так же, когда он рассчитается с кредитором, и тот не сможет ничего требовать ни с него, ни с Дома за него.

434. Но если это священники, либо имеют духовный сан, то есть, диаконы либо иподиаконы, их не следует заковывать в железо и не следует подвергать их позору, кроме как лишения накидки, а после их следует отослать к патриарху либо архиепископу. И они не должны позволить этому брату оставаться в накидке рыцаря, ибо наш Устав воспрещает любому брату носить белый плащ, если он не рыцарь; и никогда не было в обычае, чтобы брат капеллан носил белый плащ в Доме Храма, кроме как если его возводили в сан архиепископа либо епископа. Но когда случится, что какого-либо брата капеллана возводят в сан архиепископа либо епископа какой-либо церкви, он может носить белый плащ; но прежде чем одеть его, он должен смиренно и покорно просить Магистра и конвент, чтобы они оделили его накидкой брата рыцаря, и они должны наделить его ей по доброй воле и охотно ради почести, которой он удостоился, ибо так великая честь обретается Орденом.

435. Рыцаря не следует спрашивать, не серв ли он либо раб какого-либо человека, ибо раз он сказал, что он рыцарь по отцу, рожденный в законном браке, и это истинно, то естественно, что он свободный

 
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч (О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-1ч)
Страница 1 из 11
Поиск:

Tamplier© 2008-2011