Тамплиеры
Главная | О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ - Форум | Мой профиль | Выход
   
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ (О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ)
О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ
tamplieresДата: Пятница, 11.02.2011, 23:49 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 34
Репутация: 0
Статус: Offline
279. Каждый брат Храма должен знать, что превыше всех его обязанностей есть его долг служить Господу, и каждый должен все свои умения и разум отдавать Ему, и слушать Его святую службу; и никто не должен избегать этого или же слушать недостаточно часто. Ибо Устав наш гласит, что, любя Господа нашего, должны мы охотно внимать и следовать Его святым словам.

280. И никто из братьев не должен появляться без своей накидки, когда поют службы. Если кто-либо из братьев ест или пьет, то не должен он быть без своей накидки, и он должен носить ее так, чтобы завязки плаща всегда были вокруг его шеи. А если он одет в дорожный плащ, когда слушает часы, он должен надеть тунику, если на нем нет плаща; и брат может вкушать пищу так же, если на нем нет плаща.

281. Когда звонят к заутрене, каждый брат должен немедленно встать, надеть свои шоссы, застегнуть плащ, отправиться в часовню и слушать службу; ибо никто не должен оставаться в постели днем, но только если он работал [ранее] или болен, ибо тогда он может остаться в постели. Но он должен получить на это разрешение от Магистра либо другого, кто на его месте. Каждый брат должен являться на заутреню в шоссах и рубашке, без какого-либо пояса, кроме малого, и с поднятым капюшоном. Более того, он должен быть одетым в чулки и башмаки, и в накидку, как сказано выше. А все прочие часы братья должны слушать в полном одеянии и в чулках, как полагается по погоде и времени года.

282. Когда братья находятся в часовне во время заутрени, все должны хранить молчание и слушать службу спокойно и тихо; и каждый должен прочесть "Отче наш" тринадцать раз в честь Божьей Матери, и тринадцать раз в честь дня, если желает. Если он не желает, то может воздержаться от чтения их, так как он их слушает, но лучше, если он прочтет их.

283. Когда братья расходятся с заутрени, они должны пойти и осмотреть своих лошадей и снаряжение, в таком ли они месте, куда он может и должен ходить, и если что-нибудь требует починки, то они должны чинить это или отдать в починку. А если кому-то требуется обратиться к своему оруженосцу, он должен разговаривать с ним тихо, и затем идти снова спать. Но он должен прочесть один раз "Отче наш" перед тем, как лечь, так, что, если бы он согрешил каким-либо образом - нарушил тишину или иначе, Господь наш мог простить ему.

284. Когда звонят к первому часу, каждый брат должен немедленно встать и полностью одеться, как описано выше, пойти в часовню и прослушать всю службу. Сначала он должен прослушать или сам прочесть первый час; а затем прослушать мессу, если может; а после мессы он должен прослушать либо прочесть третий и шестой часы, ибо таков обычай Дома. Если же кто-либо слушает или читает третий и шестой часы до мессы, то это тоже допускается. После окончания первой мессы, если в часовне служат другие мессы, каждый может слушать их: и ему следует слушать их, если он ничем не занят, а если брат желает уйти после первой мессы, и он уже прослушал третий и шестой часы, то он может уйти. Но прежде, чем он пойдет куда-либо, он должен проверить свое снаряжение и лошадей, как это сказано выше.

285. Когда братья покинули часовню, если они не готовятся к войне, и не было дано иных приказов, каждый может пойти к себе и заняться починкой оружия и снаряжения, если есть что чинить, либо отдать его в починку, либо делать стойки или колышки для шатров, либо заниматься чем-то иным, приличествующим его положению. И каждый из братьев должен заботиться, чтобы Враг 159 не застал его бездельничающим, ибо Враг более уверенно и охотно овладевает бездельником, со злыми намерениями, праздными мыслями и подлыми словами, чем того, кто занят работой во славу Господа.

286. Когда колокола созывают на трапезу, братья должны вкушать пищу первыми 160 , так, чтобы никто не отсутствовал без позволения, кроме как в случаях, перечисленных ниже. Но каждый брат должен позаботиться, чтобы [до этого] прочесть или прослушать заутреню, первый, третий и шестой часы, а кроме этого – шестьдесят "Отче наш", которые должен читать ежедневно каждый Брат Храма за всех усопших и ныне живущих братьев и донатов: тридцать за усопших, чтобы Господь вывел их из мук Чистилища и привел в Рай, и следующие тридцать - за живущих, дабы вывел Господь их из греха и простил им совершенные грехи, и препроводил их к достойному концу. И пропускать эти шестьдесят молитв не имеет права никто из братьев, если только он не болен так, что их чтение может причинить вред его телу.

287. Когда братья собрались за столом на трапезу, если есть у них священник, они должны послать за ним и ждать его прихода, если он может появиться быстро; а затем они должны удостовериться, что на столе есть хлеб, вино и вода, если они не будут вкушать что-либо еще 161, и есть ли там все, чему положено быть. Священник, если он есть, должен дать свое благословение, и каждый из братьев должен стоя прочесть один "Отче наш", и лишь затем он должен сесть и может разрезать свой хлеб; но до благословения никто не может вкушать пищу или пить. Но если у них нет священника, каждый брат должен прочесть "Отче наш", и прочее; и только потом может начать трапезу во имя любви Господней.

288. Где бы ни находился конвент, когда они собираются на трапезу, клирик должен читать [им] святую проповедь; так было предписано, дабы братья лучше хранили молчание и слушали святые слова Господа нашего: так велит Устав. И да будет известно, что везде, где трапезничает конвент, должно соблюдаться молчание, как братьями, так и всеми прочими людьми. И также, когда братья вкушают пищу за столом лазарета, каждый должен есть тихо и хранить молчание.

289. Когда братья трапезничают в конвенте, никто не должен вкушать иного, чем той пищи, которой вкушает конвент - ни Магистр, ни кто-либо иной, если ее не поменяют, то есть, если брату не подадут иную пищу, так как он не ел ту, что была подана на стол конвента ранее. Когда же конвенту подают блюда, всегда перемена должна подаваться после [первого] блюда, дабы тот, кто не ест одно блюдо, мог выбрать другое, если пожелает. Перемена та должна быть всегда хуже прежнего блюда, и любой брат, не вкушающий общей пищи, может взять другую, если желает.

290. Каждый брат, трапезничающий в конвенте, может попросить пищи для слуг, если ему не нравится пища конвента, и ему должны дать требуемое. Однако, если он ест пищу слуг, то не должен он есть пищи конвента, а если он вкушает пищи конвента, то не должен есть иной.

Таким образом, каждый брат, трапезничающий в конвенте, может попросить пищи, которой вкушают остальные братья, но [тогда] он не должен есть перемену.

291. Когда братья трапезничают в конвенте, никто не должен давать пищу, что перед ним, ни хлеб, ни что-либо еще, ни человеку, ни птице, ни зверю. Он не должен также приглашать кого-либо испить из его кубка, если только это не человек, достойный разделить трапезу конвента. Но если какой-либо человек пришел поговорить с братом, трапезничающим в конвенте, брат может пригласить его выпить [вина], но он должен принести вино из погреба либо откуда-то еще, но не со стола конвента.

292. И любой достойный человек, пришедший во дворец, когда братья вкушают пищу, может быть приглашен к столу, и он может занять за одним из столов подобающее ему место. Но следует всегда предупреждать Командора Дома, и ему не должны отказать. И так же, когда они трапезничают за столом лазарета, никто не должен давать пищу, что перед ним, ни хлеб, ни что-либо еще, ни человеку, ни птице, ни зверю, и он не должен приглашать кого-либо разделить с ним трапезу, кроме как в случаях, поведанных выше для конвента. Но всегда хуже нарушить это правило в конвенте, чем в лазарете; но равно запрещено и то, и другое.

293. Никто из братьев, остающихся в конвенте, не должен носить шоссы либо две пары чулок, не должен он также лежать на тюфяке без позволения, либо без разрешения покрывать плащом или попоной, или чем другим свою циновку для удобства своего тела, кроме как простыней.

294. Когда братья садятся за трапезу в конвенте, когда они [уже] преломили свой хлеб, никто из преломивших его либо вкусивших еды и питья за обедом или за ужином, не должен покидать своего места, пока не съест все. Если они трапезничают первыми, никто не должен вставать, пока не закончат трапезу все, кроме как если у брата пойдет кровь из носа. В этом случае брат может покинуть свое место без позволения, а когда кровь остановится, вернуться к трапезе. А в случае призыва: "К оружию", если они уверены, что тревогу поднял достойный человек или брат Ордена, либо если лошади испугались, либо в случае пожара, если горит их Дом, они также могут покинуть стол без разрешения, а затем вернуться к трапезе.

295. Когда братья, вкушавшие пищу первыми, закончили трапезу, они должны все вместе встать, когда клирик, который читает урок, произнесет: "Tu autem Domine" и прочее, и никто не должен оставаться за столом, и все они вместе должны направиться в часовню, если она неподалеку, и вознести благодарение Господу за то, что Он даровал, и каждый должен прочесть "Отче наш", а священник или клирик, если они присутствуют, должны идти вперед братьев и возносить благодарение Господу, и читать молитвы, как в обычае Дома.

И, если нет поблизости часовни, то следует прочесть молитвы и благодарения в том же месте, как если бы были они в часовне. Когда братья выйдут из-за стола, то они не должны произносить ни худого, ни доброго слова, прежде чем они обратятся с благодарением к Господу нашему.

296. Когда братья идут к столу вторыми, они должны произнести благословение так же, как и те, кто были первыми; и им следует подавать ту же пищу и столько же, и так же; и не должно быть у последних иной пищи, чем у первых, если хватает ее. Но если последним не хватает той пищи, можно подать иную, но не должна она ни при каких обстоятельствах быть лучше, чем та, которую вкушали первые, и братья должны смиренно принять ее и хранить молчание. И более того, тот, кто накрывает столы, и тот, кто распределяет пищу, должны распределять ее так, чтобы последним доставалось то же, что и первым.

297. Когда братья трапезничают последними, проповедь не читается; но братья все равно должны хранить молчание и соблюдать иные установления, как сказано выше для тех, кто ест первыми. Но любой из братьев, вкушающих пищу последними, может уйти из-за стола, когда закончит трапезу, не дожидаясь разрешения. Но так же, как и первые, он должен вознести благодарение и проделать остальное, как сказано выше.

298. И каждый брат, который ест в лазарете, должен поступать так же, будь он среди первых или вторых, вставая из-за стола и благодаря Господа. Но братья, которые едят последними в лазарете, не должны получать иной пищи, чем та, которая была подана первым, если только ее хватает, и только тогда можно дать им какой-либо иной пищи. А кто не следует этому [правилу], того следует обвинить в обжорстве, кто бы ни поступил так, и следует дать тому суровое наказание; это относится к тем братьям, кто может переносить обычную пищу лазарета, ибо подобает ублажать тех, кто болен, стар или немощен; так велит Устав 162.

299. Если Командор Дома видит, что в лазарете изобилие еды, а в конвенте ее немного, он может предложить братьям, что едят последними в конвенте, пойти с ним на трапезу в лазарет; они должны повиноваться ему, и Командор может приказать обслужить этих братьев из пищи лазарета, как и первых. Когда братья возблагодарили Господа, они могут разойтись по своим местам и должны делать наилучшим образом то, что велит им Господь наш.

300. Когда приходит время для девятого часа либо вечерни, либо иной службы, каждый брат должен находится там, где он может услышать колокол, или где его могут найти, если кто-либо ищет его, чтобы слушать часы. Затем, как раздастся колокол на девятый час, все должны идти в часовню и слушать службу. А затем, когда колокол звонит на вечерню, все братья должны идти и слушать вечерню, и никто не должен поступать иначе без позволения, кроме брата - дежурного по кухне, если его руки в тесте, либо того, кто находится в кузнице и раскаляет железо в печи, либо брата кузнеца, если он готовит подкову для лошади или иного верхового животного, а если подкова уже готова, то он может сначала подковать лошадь. Но как только они закончат работу, они должны отправляться в часовню на службу, и слушать псалмы, либо читать их, если они не могут слушать их.

301. И вы должны знать, что никто из братьев, если он не болен, не должен пить вина между обедом и вечерней; а те, что трапезничают в конвенте, не должны пить его вовсе, пока не отслужили девятый час.

302. Когда братья прослушали или прочли вечерню, все те, кто ест дважды в день, должны идти первыми на ужин, и никто не может отсутствовать без разрешения, кроме тех троих, о которых было сказано выше, кто может отсутствовать и на обеде и на ужине, и на девятом часе и на вечерне по причинам, указанным выше. И во время ужина следует читать благословение, проповедь и благодарствие, и прочее, как описано выше, что следует делать в обед.

303. Когда братья постятся, они должны прослушать либо прочесть девятый час, прежде чем сесть за трапезу 163 , если это не Великий Пост; ибо во время этого поста, когда пройдет первое воскресенье, все братья должны прослушать или отслужить вечерню, прежде чем вкушать пищу 164.

304. Когда колокол звонит на повечерие, все братья должны собраться в часовне или ином месте, где обычно собираются 165, и могут пить вместе, те, кто хочет, воду либо разбавленное вино, если это угодно Магистру, либо по обычаю этого Дома. Но это должно делаться умеренно, без излишества, ибо так велит Устав 166. Затем, если есть какие-либо распоряжения, необходимо выполнять их спокойно и молча.

После этого каждому брату следует слушать повечерие либо читать его, если он находится там, где не может слушать службу.

305. После повечерия каждый брат должен идти и проверить своих лошадей и снаряжение, как сказано выше, и если он хочет сказать что-либо своему оруженосцу, то должен сказать это тихо и спокойно, а затем может идти спать. И перед тем, как лечь, он должен прочесть один раз "Отче наш", так, чтобы, если он согрешил в чем-либо после повечерия, Господь мог простить его. И каждый брат должен хранить молчание с начала повечерия до первого часа, и разговаривать лишь при крайней необходимости.

306. Каждый брат должен знать, что, если он находится в таком месте, где не может слушать службы, он должен читать вместо них "Отче наш" столько раз, сколько сказано ниже: то есть, за первый час, третий, шестой, девятый и повечерие - вместо каждой службы четырнадцать раз "Отче наш": семь раз в честь Богоматери и семь - в честь дня. И службу Деве Марии следует читать и слушать стоя, а во время остальных дозволяется сидеть. А вместо вечерни каждый должен прочесть "Отче наш" восемнадцать раз: девять - в честь Богоматери, и девять - в честь дня. И все службы Божьей Матери следует служить первыми, кроме повечерия Богоматери, которое в нашем Доме должны читать последним, ибо она даровала начало Ордену, и жизни наши и существование Ордена - все Ей и во славу Ей, и если возжелает Господь, чтобы перестал Орден существовать, то и это лишь во славу Ей 167.

307. И каждый брат, слушающий службы, может не произносить их, если не хочет, хотя лучше ему читать их, ибо это более полезно для него.

И пока братья находятся в часовне, они должны преклонять колена, вставать или садиться все вместе во время службы, исключая тех, кто болен, но они должны стоять отдельно позади остальных братьев.

308. Все братья должны слушать службы полностью, и никто не должен покидать часовню до окончания службы, если только ему не дали задание, которое он не может не выполнять, либо если кто-то, кто должен стоять рядом с ним, не пришел к началу службы, и он должен поискать его, по крайней мере в постели или в конюшне.

309. Все братья обязательно должны стараться присутствовать при окончании всех служб, ибо именно после них обычно оглашают приказы и распоряжения, кроме повечерия; ибо тогда их оглашают во время легкого ужина. Их оглашают до повечерия, ибо если огласить их после, то будет нарушено молчание; тем не менее, это можно делать при необходимости, но лучше, если это сделают раньше, чем позже, чтобы избежать греха. И ни один из братьев не может покинуть место, где [братья] принимают легкий ужин, пока не зазвонит малый колокол, кроме как по приказу, и если даже брат не хочет пить, он должен там появиться с другими, чтобы услышать приказы, если они будут.

310. Каждый брат должен охотно выслушивать приказания. Каждый брат, который не был при окончании служб, должен спрашивать остальных, кто были там, какие были распоряжения, и они должны сказать ему, если только им это не запретили. Если же был отдан приказ развести посты или подобный, брат немедленно должен обратится к тому, кто отдавал распоряжение, и должен сказать: "Сэр, меня не было, когда отдавали приказ". А затем он должен выполнять то, что ему прикажут.

311. Когда звонит колокол, созывающий братьев, никто не должен отсутствовать без разрешения. Никто из братьев не может получить разрешение для другого, чтобы отсутствовать на службах, либо при призыве, либо на капитуле, либо где еще, если только брат, для которого он получает разрешение, не попросил его или не приказал ему. Если брат просит другого получить для него позволение на что-либо, что требует разрешения, тот должен получить [разрешение] для него, а если он не получит его, он будет виновен, а тот, кто просил, оправдан.

312. Когда брат желает получить для другого разрешение отсутствовать на службах, он должен сказать следующее: "Сэр, дайте разрешение такому-то и такому-то брату" и он должен назвать кому, и изложить причины, почему брат желает отсутствовать на службах, из-за болезни или чего-либо еще. И так было установлено, ибо Командор знает [своих] братьев. И если он видит, что какой-либо брат часто пропускает службы, то он должен предостеречь его и просить его вести себя, как требует Устав; а если брат не желает исправляться, то Командор должен свершить над ним правосудие Дома, и может отказать ему в разрешении.

313. Когда Магистр отдает брату приказ, брат должен ответить: "Именем Господа", и должен выполнить его, если может и знает как. А если брат не в состоянии выполнить приказ, либо не знает, как это сделать, должен он попросить кого-либо передать Магистру прошение, дабы освободили его от выполнения этого приказа, так как он не в состоянии его выполнить, либо не знает - как, либо считает приказ неразумным 168, и Магистр должен освободить его от исполнения приказа, если он видит, что это действительно так. Таким же образом должен вести себя каждый Командор с каждым из братьев, что под его началом; и каждый должен отвечать: "Именем Господа" на приказы Командора, и вести себя так, как описано выше. И каждый брат должен остерегаться делать то, что запрещено в Доме.

314. Когда брат идет на первый час, он должен быть полностью одет, ибо он не должен появляться в рубашке либо в гарнаше, если он без своей кольчуги либо туники, и его капюшон не должен быть поднят.

Никто из братьев не должен расчесывать свои волосы после повечерия; и никто не должен носить плащ с поднятым капюшоном, кроме как если он в лазарете, или когда идет на заутреню, ибо тогда он может носить его так, но он должен откинуть его во время службы.

315. Каждый брат должен ревностно ухаживать за своим снаряжением и лошадьми. Никто не должен гонять уставшего коня, либо пускать его галопом без позволения, особенно того, которым он не пользуется постоянно; он может для собственного удовольствия выезжать шагом или иноходью. Никто не должен без разрешения гонять своего коня по полному кругу. Если нет у него арбалета, и он желает поездить на коне по кругу, то он может сделать это один раз, либо два, либо три без разрешения. Никто из братьев не должен пришпоривать своего коня более половины круга против другого человека без разрешения, и не должен гнать коня полный круг или держать оружие в чехле, но может делать это половину круга. Если братья желают проехаться по скаковому кругу, они должны надеть свои сапоги. Во время турнира братья не должны бросать копья - это запрещено, ибо чревато ранением. Никто из братьев не должен без разрешения обихаживать своего коня или заниматься чем-либо иным, для чего необходимо оставаться там.

316. Никто не должен ничего брать из чужого без позволения того брата. Если кто-либо из братьев найдет коня другого брата в своем стойле, он не должен брать либо уводить его, но должен сказать брату - его хозяину, чтобы тот отвел коня на его место, и тот должен сделать это; Маршал либо иной на его месте должен приказать ему сделать так.

Все братья, выезжающие на прогулку, должны оставлять свое стойло и свое снаряжение под присмотром другого брата.

317. Никто не должен заключать пари ни на лошадь, ни на что иное, кроме как на стрелу без наконечника или на что-либо еще, что не стоило никому денег, как, например, открытый светильник, деревянный молоток или колышки для шатра. И эти вещи, которые ничего не стоят, один брат может отдавать другому без разрешения. И каждый брат Храма может без разрешения поставить на кон против арбалета другого брата десять свечных огарков и не более, и столько же он может потерять за день, и он может поставить изношенную тетиву от своего арбалета против свечек другого. Но он ни при каких обстоятельствах не должен без позволения оставлять на ночь натянутую тетиву. Братья не могут и не должны заключать иные пари. Никто из братьев не должен утром опоясываться мечом поверх гарнаша либо вокруг талии.

Каждый брат может играть деревянными колышками без железа или в forbot 169, если дерево принадлежит ему. И да будет известно, что братья Храма не должны играть в другие игры, кроме marelles 169, в который каждый может играть, когда захочет, без ставок. Никто из братьев не должен играть в шахматы, триктрак или эчаконс 169 .

318. Если брат найдет чужое снаряжение, он не должен хранить его; но если он не знает, чье это, то он должен доставить его в часовню, а если знает хозяина, то должен вернуть ему утерянное. Если найденное снаряжение доставлено в часовню и принадлежит Дому, но неизвестно - кому из братьев, тогда, если оно подходит Маршалу, то следует отдать его Маршалу, а если подходит портному - отдать портному, или любому другому брату ремесленнику таким же образом.

319. Никто из братьев не должен давать любому из своих коней рацион больше положенного, так, что страдают другие кони. Также никто из братьев не должен без позволения искать овес для своих лошадей, кроме рациона, что всем вместе выдают из запасов Дома. И никто не должен брать следующий рацион, когда у него есть предыдущий, а если так, то он должен сказать об этом. И когда братья дают лошадям половину рациона, то это должны быть десять мер; и да будет известно, что лошадям в караван-сарае всегда следует давать по десять мер, и коням братьев ремесленников тоже выдают по десять мер. И всегда так должно быть, пока не сменится обычай в Доме, то есть, пока рационы не станут больше либо меньше.

320. Никто из братьев конвента не должен входить в город, замок, сад, ферму либо в иное жилище на расстоянии лиги от Дома без разрешения, если только с ним нет бальи, у кого есть право привести его туда. И да будет известно, что брат конвента либо брат ремесленник должен заботиться, чтобы не войти в город, сад либо ферму, пока он не получил такого распоряжения. Никто из братьев – ни из конвента, ни ремесленник не должен без разрешения есть или пить вино в доме, на лигу или менее удаленном от Дома, где живут братья, разве что при крайней необходимости, но они могут пить воду, если нужно. И он может пить вино, если находится вместе с епископом либо архиепископом, либо иным духовным лицом, чей сан выше епископа. А также он может пить в Госпитале Св. Иоанна, если желает; но он должен делать это так же, как если бы он был в своем Доме.

321. Когда кто-либо из братьев приходит в мастерскую по службе, он не должен брать что-либо из шкафа без разрешения брата, ответственного за это, либо его Командора. Когда братья из конвента просят братьев ремесленников о чем-либо, в чем они нуждаются, они должны просить об этом тихо и спокойно; и братья ремесленники должны спокойно и без спора дать им требуемое, если у них это есть; ибо, если у них этого нет, они должны тихо и спокойно отказать им 170. А если они поступят иначе, следует свершить правосудие, ибо иначе между братьями может возникнуть раздор; да будет известно, что никто из братьев не должен вводить другого в гнев либо раздражение, и это строжайшая заповедь Устава 171.

322. Никто из братьев не должен носить свою кольчугу или кольчужные чулки в суме, ни в guarell 172, ни в профинеле, но он должен носить их в кожаном либо проволочном сетчатом мешке; и более того, он не должен вешать его на ремни, чтобы нести свою кольчугу, но должен нести его в руках столь долго, сколько он сам либо сержант могут нести его; и лишь потом он может получить разрешение подвесить его на ремни.

323. Никто из братьев не должен есть во дворце одетым в дорожный плащ, ни в конвенте, ни в лазарете; и братья, что завтракали утром в конвенте, не могут вечером вкушать пищу нигде, кроме как в конвенте, ни Магистр, ни кто-либо иной. Но если случится, что Магистр утром вкушал пищу в лазарете, а днем выезжает на прогулку либо по делам вместе с братьями, что завтракали в конвенте, то он может пригласить их ужинать с ним там же, где они завтракали. Но если Магистр завтракал утром в конвенте, то и вечером он должен вкушать пищу в конвенте, и нигде более. А когда Магистр ест за каким-либо столом, кроме конвента, то Раздающий милостыню должен брать пищу с того стола для недужных сержантов и оруженосцев, и брать со стола лазарета мясной бульон, жареную и белую пищу 173, если она там есть.

324. Никто из братьев не может носить капюшон на голове. Никто не может надевать чепец без полотняной шапочки на голову. Никто из братьев не должен вешать свой плащ на крючки вокруг кровати, ибо каждый брат обязан чтить свою одежду. Никто из братьев не может без позволения бросать свое копье либо без разрешения чинить меч или свой chapeau de fer, либо кольчугу, либо бросать chapeau de fer.

325. Никто из братьев не должен богохульствовать, в гневе либо будучи спокойным, а также никогда не должен произносить грубое либо бранное слово, и тем более не должен делать ничего подобного. Каждый из братьев должен совершать лишь благородные поступки и произносить лишь добрые слова. А так же братья не должны носить кожаные перчатки, кроме капелланов, которым было разрешено носить их в честь тела Господа нашего, которое они часто держат в своих руках; и братья каменщики тоже могут носить их иногда, и им разрешено это из-за великих страданий, которые они переносят, и чтобы они меньше ранили свои руки, но они не должны носить их, когда не работают.

Все братья должны носить латные перчатки, когда они одевают гамбизон, чтобы защитить себя, но иначе они не должны их надевать без разрешения 174.

326. Никто из братьев не должен хранить Статуты 175 либо сам Устав, если ему не дано на то разрешение конвента, ибо их хранение запрещено конвентом, так как однажды их обнаружили оруженосцы и прочитали, и рассказали некоторым мирянам, что могло повредить нашему Ордену. И чтобы никогда более не происходило подобного, конвент постановил, чтобы никто не хранил их, если только он не бальи, который может хранить их для своей службы.

327. Никто не может хранить или носить с собой деньги без разрешения.

Когда кто-либо из братьев просит другого из его бальяжа выдать ему денег на какую-либо вещь, он должен купить ее как можно скорее, и не должен приобретать на эти деньги ничего иного без разрешения; но может сделать это, получив разрешение, и любой брат бальи Храма может делать так и давать такое разрешение; и любой брат бальи Храма может дать разрешение брату отдать другому кинжал из Антиохии или Англии. А если братья находятся там, где над ними нет Командора рыцарей, но среди них есть рыцарь бальи, они должны, когда необходимо, просить разрешения у него.

328. А если у них нет ни Командора рыцарей, ни рыцаря бальи, братья могут по общему согласию сделать Командором одного из себя, кого они сочтут самым разумным, и у которого отныне они будут просить позволения. Но если это братья сержанты, они могут просить разрешения у любого сержанта бальи, если нет никого из Командоров рыцарей. Но да будет известно, что брат сержант не может быть Командором рыцарей и не может возглавлять капитул там, где есть рыцари 176.

329. Каждый брат Храма, как Магистр, так и другие, должен тщательно заботиться, дабы не хранить деньги для себя, ни золота, ни серебра; ибо духовное лицо не должно иметь собственности, как сказал святой: "Лицо духовное, у кого есть медяки, не стоит и гроша 177". Никто из братьев не должен ничего иметь своего, ни мало, ни много, отданного по доверенности или нет, а превыше всего прочего запрещены деньги. Братья бальи могут иметь то, что необходимо им в их службе, но они должны хранить это так, чтобы они могли показать их своему Командору, под чьим началом они находятся, если он попросит, ибо если они откажутся, и будут виновны во владении этим, то будет считаться, что вещи украдены ими, и они будут изгнаны из Дома, от чего храни Господь каждого брата Храма.

330. Все вещи Дома общие, и ни Магистр, и ни кто-либо иной не имеет права давать братьям позволение обладать чем-то как своим, ни денье, ни более, либо совершать деяния иные, чем обещаны им Господу и в чем он принес обеты - послушание и целомудрие, и жизнь без собственности. Но Магистр может дать разрешение брату, если тот переезжает из одной страны в другую, либо из одного места в другое, взять с собой деньги, чтобы выполнять свои обязанности и покупать то, что ему требуется, и подобное позволение может дать ему другой Командор; но как только брат доберется до места назначения, он должен сдать деньги в казну, либо тому, кто выдавал их ему, если он может вернуть их, и он должен сделать это, ибо он не должен хранить их, ни мало, ни много.

331. Ибо если случится, что брат умрет, и на нем найдут деньги, в его накидке или ночных одеждах, или в кошельке, то будет считаться, что он украл их. И этого нечестивого брата не похоронят вместе с праведными, ушедшими из этого мира, и не будет он лежать в освященной земле, и братья не должны читать за него "Отче наш" либо отпевать его, но должны похоронить его как раба, и да хранит от этого Господь всех братьев Храма.

332. Но если случится, что кто-либо из братьев умрет, а затем обнаружат, что он держал деньги в казне по доверенности либо по приказу бальи, не следует к нему относиться, как описано выше о нечестивом брате, так как деньги были не у него и не в таком месте, где Дом мог потерять их. И хотя он совершил серьезный проступок и согрешил против своей клятвы и своего обета, его следует простить, и из жалости и милосердия относиться к нему, как к другим братьям, и молиться за его душу, дабы простил его Господь. Но если деньги, доверенные ему, обнаружат за пределами Дома, а брат, кому они были доверены, мертв, и не сообщил о них такому человеку, через которого Дом мог бы вернуть их, к такому брату будут относиться, как сказано выше о нечестивом брате, у которого нашли деньги.

333. И да будет известно, что если Магистр сам так хранит деньги вне Дома и умрет, не позаботившись о том, чтобы деньги вернулись в Дом, к нему будут относиться так же, как сказано выше о лживом и нечестивом брате, и даже хуже, так как чем большим владеет человек, тем большим он обязан Дому, если он намеренно совершит такое отвратительное преступление.

334. И да будет известно, что никто - ни Казначей, ни иной брат не должен долго хранить имущество другого брата, особенно деньги, ни серебра, ни золота, а тот, кто поступает так, совершает серьезный проступок и участвует в отвратительном грехе; и тот брат, который знает об этом вкладе, должен предупредить брата, чтобы он купил то, на что ему выдали деньги, как можно скорее, либо вернул деньги в казну или тому, кто выдал их ему, и тот должен повиноваться.

335. И да будет известно, что никто и братьев не может помещать деньги куда-либо, кроме как в казну, а если нет Казначея, он должен передать их Командору дворца либо Командору Дома, где он живет. А ткани и готовые одежды следует отдавать в пошивочные мастерские, кроме сшитых туник оруженосцев, рубашек, штанов и походных гарнашей, которые должны хранится в шорных мастерских; и все снаряжение, которое покупают портным, должно храниться в их мастерской, а то, что покупается для Подмаршала [у него], и каждый брат, который вкладывает свое имущество. И никто не должен брать имущество другого брата без позволения.

336. Никто из братьев ремесленников, ни в тюрьме, ни кто-либо иной, не должен без позволения наказывать раба, надевая ему железный ошейник, даже если он заслуживает этого; также не следует ставить его к позорному столбу или колоть мечом без разрешения; но он должен бить его и может без разрешения пороть его кожаным ремнем, если тот заслуживает этого, но следует быть осторожным, чтобы не искалечить раба.

 
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ (О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Tamplier© 2008-2011