Тамплиеры
Главная | О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч - Форум | Мой профиль | Выход
   
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч (О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч)
О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч
tamplieresДата: Пятница, 11.02.2011, 23:52 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 34
Репутация: 0
Статус: Offline
436. Но если он говорит, что он рыцарь и таким образом может и должен быть рыцарем, как сказано выше, а это неправда, его следует лишить белого плаща и изгнать из Дома, и можно подвергнуть жестокому позору. Но, несмотря на это, достойные люди Дома говорят, что если брат потерял так свой белый плащ и с великой истовостью просит, чтобы его оделили, во имя любви Господней и Богоматери, и из жалости и милосердия, накидкой брата сержанта, и он обещает служить Господу и Дому Храма в накидке брата сержанта хорошо и покорно и верно, как любой иной добрый брат сержант, и подчиняться заповедям Дома, и хранить свою клятву и обет, как он обещал Господу и Дому, они могут позволить это и оделить его накидкой брата сержанта 210. И Магистр либо иной, кто обладает этим правом, как если бы Магистр был там, должен возложить ему на плечи накидку брата сержанта, и должен спросить его перед тем, как дать ее ему, клянется ли он в том, что сказано выше, и если он согласен, они могут возложить накидку ему на плечи, и должны даровать ему хлеб и воду Дома, и прочее, что обещают братьям, так, как это было сделано вначале. И так наши достойные люди могут поступить, если это им угодно, но это должно делаться по совету братьев.

437. Но вам следует знать, что, если братьям кажется неподобающим, чтобы этот брат оставался в Доме, они могут изгнать его вовеки, и пусть будет известно, что любой брат, которого изгнали из нашего Дома, должен как можно скорее идти в более строгий орден. И в любом случае он должен сделать это в течение сорока дней, если может, а если он не желает вступить в [такой] орден, и братья могут найти его, они должны схватить его и заковать его в железо, и дать ему средства к пропитанию, и держать его так, пока он не подумает, или иной за него, о том, чтобы поступить, как сказано выше. И это было установлено так, потому что любой дурной человек, покинув Дом, мог ходить по миру и вести позорную и неподобающую жизнь, и приносить много вреда и позора для Дома, и по этой причине [так] было установлено, чтобы этого никогда не происходило.

438. Когда того, кто желает стать братом, спросят, нет ли у него какой-либо тайной болезни, он должен говорить правду; а если он болен и отрицает это - ибо когда он станет братом, его спросят об этом на капитуле - и позже, когда ему дадут накидку, будет доказано, что он солгал, его могут заковать в железо и изгнать из Дома, если болезнь такова, что ей подвержено все его тело или какие-либо члены, либо сочтут, что он никогда не сможет исцелиться от нее до конца. Но если болезнь легкая, и такова, что он должен поправиться вскоре, было бы лучше не изгонять его из Дома, ибо легкие болезни не имеются в виду, напротив, с ним должны обращаться с жалостью и милосердием.

439. Все же, если брат страдает болезнью, братья могут оставить его в их Доме, если это угодно им, с его накидкой, если эта болезнь сама по себе не ведет к иным осложнениям, но это разрешение следует давать по совету братьев. Но пусть будет известно, что лучше не делать обычаем в Доме позволять им оставаться таким образом, так как они нарушат клятву, если болезнь повлияет на [их] тело и члены.

Более того, всем следует знать, что если эта болезнь - проказа, либо дурная болезнь, называемая эпилепсией, либо если это другая заразная болезнь, его следует изгнать из Дома вовеки, ибо ни при каких обстоятельствах не может и не должен тот, кто изгнан из Дома, оставаться в обществе братьев. Дом не обязан ничего доказывать, ибо тот отрицал [тайную болезнь], когда он клялся на Евангелие, и сам нарушил клятву.

440. Но если тот, кто болен, признается в этом перед тем, кто должен дать ему накидку, и перед всем капитулом во всеуслышание, когда тот, кто должен принимать его в братья, спросит его, а после тот, кто спросил его, даст ему накидку, [и] если это сделано с согласия братьев, перед которыми больной признался и открыл свою болезнь, он не должен и не может быть лишен своей накидки, либо изгнан из Дома, кроме как если он попросит об этом; но его могут поместить в любое отдельное место вне общества братьев, и там ему следует давать все, в чем он нуждается, как любому иному больному брату.

441. Но тот, кто дал ему накидку таким образом, и все те, кто согласились с этим, заслуживают лишения накидки, ибо они не должны и не могут сохранить их, потому что с их согласия накидку дали человеку, который не был достоин ее. И вам следует знать, что братья, которые согласились на это, омрачили свою совесть настолько серьезно, что никогда более не следует спрашивать их совета при принятии кого-либо в братья; и тот, кто сознательно дал накидку такому человеку либо иному, кто не был достоин, никогда более не должен иметь права принимать в братья, напротив, следует его лишить [накидки] навсегда.

442. А если какая-либо дурная болезнь поразит брата после того, как он получил нашу накидку, этого брата следует поместить в какое-либо отдельное место, как сказано выше, и снабжать вдоволь тем, что требуется ему при болезни, пока он жив, если эта болезнь не проказа, ибо тогда с ним следует поступать по-иному и другим образом.

443. Когда случится с кем-либо из братьев, что по воле Господа нашего он заболеет проказой, и это докажут, достойные люди Дома должны призвать его и сказать ему, чтобы он просил разрешения покинуть Дом и уйти в [орден] Святого Лазаря, и взять накидку брата [ордена] Святого Лазаря; и больной брат, если он добрый человек, должен повиноваться им, но лучше будет, если он попросит о названном разрешении прежде, чем его призовут и скажут это. И если брат просит об этом разрешении, Магистр либо тот, кого это касается, должен дать такое разрешение, но он должен сделать это по совету братьев; а после Магистр и достойные люди Дома должны позаботиться о нем и помогать ему, пока он не получит накидку [ордена] Святого Лазаря. И они должны особо заботиться о таких наших братьях, чтобы тот, кто так становится братом [ордена] Святого Лазаря, не страдал от отсутствия того, что потребно для его бедного существования, пока он жив.

444. Однако, пусть будет известно, что, если брат, заболевший проказой, столь упрям, что он не желает просить упомянутого ранее разрешения, либо покидать Дом, он не должен и не может быть лишен накидки либо изгнан из Дома, но, как сказано выше о прочих, кто имеет дурные болезни, его следует поместить отдельно от общества других братьев и держать в том месте.

445. И да будет известно, что обо всем, что спрашивают брата рыцаря, когда он должен стать братом, обо всем этом и таким же образом спрашивают брата сержанта, когда желают дать ему накидку; и то же правосудие свершится, если он солжет. Кроме того, брата сержанта спрашивают, не серв ли он либо раб какого-либо человека; а если это так, и он признается в этом перед братьями, не следует давать ему накидку; а если он отрицает это, когда его спрашивают на капитуле, где его должны принять в братья, а после, когда он станет братом, будет доказано, что он солгал, следует лишить его накидки и силой отослать обратно к его хозяину.

446. Если тот, кто будет братом сержантом - рыцарь, а он отрицает это на капитуле, когда тот, кто должен принимать его в братья, спрашивает его, и потому ему дается накидка брата сержанта, а после откроется, что он рыцарь, следует лишить его накидки и заковать в железо, и подвергнуть жестокому позору, и изгнать из Дома; ибо если он рыцарь и таковым должен быть, он не может оставаться в Доме в накидке брата сержанта, ибо как тот, кто не [рыцарь], не [должен] быть [им] и носить белый плащ в Доме, так и тот, кто рыцарь, как и должен быть, не должен носить коричневую накидку в Доме.

447. Некоторые [братья] говорят, что если Магистру и братьям угодно оделить его белым плащом из жалости и милосердия, они могут оставить его в Доме, но он не может оставаться без белого плаща. Но мы не согласны, что такой человек должен оставаться в Доме, ибо этим притворство, измена и вред могут возникнуть и причиниться Дому и братьям.

448. Никто из братьев Храма, даже благородного происхождения, если он не был рыцарем до того, как получил накидку Храма, не может стать рыцарем либо носить белый плащ после того, как он получил накидку, кроме как если его поставят епископом либо выше, как уже было сказано.

449. Когда пожелают принять брата капеллана в братья, его следует спрашивать обо всем, что сказано о брате рыцаре или брате сержанте, и таким же образом, но его не следует спрашивать, не серв ли он или раб какого-либо человека, ибо, коль он священник, он должен быть свободным, а также - есть ли у него женщина: жена, невеста либо помолвленная. И таким же образом тот, кого желают принять в братья капелланы, должен говорить правду, когда его спрашивают, как тот, кого желают принять в братья рыцари либо братья сержанты. А если он солжет, и позже докажут, что он солгал, с ним можно обращаться, как сказано выше о любом брате, кроме того, что его не заковывают в железо и не подвергают позору, но его лишают накидки и отсылают его к патриарху либо к архиепископу.

450. И есть еще одно, за что брата могут изгнать из Дома; что значит - если какой-либо человек вступит в Дом как мирянин и получит накидку Дома, как мирянин, а после получит духовный сан без разрешения того, кто может его дать, его могут изгнать из Дома, если Магистр и братья согласны. Но они могут позволить ему остаться в Доме, если пожелают, в накидке брата капеллана; но он не может оставаться в нашем Доме в любой иной накидке и на любом ином месте после того, как он получит духовный сан в нашем Доме. Но что бы ни сделали [с ним], это должно делаться по совету братьев. И если Магистр и братья позволят ему остаться в Доме, они должны заставить его просить о милости за непослушание, которое он совершил, ибо он получил духовный сан без разрешения, и они должны определить ему суровое и тяжкое наказание, на усмотрение братьев и по его поведению. Но лучше, если он будет изгнан вовеки в назидание другим.

451. Второе наказание, которое могут дать брату, самое тяжкое и суровое после изгнания из Дома, есть лишение его накидки, от чего упаси Господь всех братьев; и это наказание могут дать брату за многочисленные проступки, которые он может совершить. Ибо брат может лишиться своей накидки, если он сбил с ног либо ударил другого брата в гневе или ярости так, что столкнул с места, либо если порвал в ярости завязки его плаща. И тот брат, кто поступил так, будет отлучен и должен получить отпущение грехов. И как только брата лишат накидки, его оружие следует вернуть в мастерскую в караван-сарае, так, чтобы его можно было выдавать братьям, когда они нуждаются в нем, а его коней также следует вернуть в караван-сарай Маршала, так, чтобы он мог давать их братьям, которые в них нуждаются.

452. А если кто-либо из братьев ударит христианина в гневе чем-либо, удар чего может убить либо покалечить, его следует лишить накидки.

Если доказано, что кто-либо из братьев возлег с женщиной, его следует лишить накидки и заковать в железо. И никогда более он не должен носить черно-белое знамя или печать, либо иметь братьев под своим началом, либо участвовать в выборах Магистра как один из тринадцати электоров.

453. Если кто-либо из братьев солжет, его следует лишить накидки. Если кто-либо из братьев скажет, что другой брат сказал либо сделал что-то, за что его должны или могут изгнать из Дома, если это докажут, и он не смог доказать свое обвинение, и он сделал все в своих силах, чтобы того признали виновным, и он не желает раскаяться либо взять свои слова обратно, но упорствует в своем безрассудстве, его следует лишить накидки.

454. Ибо да будет известно, что когда кто-либо из братьев обвиняет другого брата на капитуле в чем-то, за что брат, которого обвиняют, может быть изгнан из Дома, если бы это было доказано, и брат не может добиться, чтобы того признали виновным, он должен лишиться своей накидки, если не желает взять свои слова обратно и сказать следующее: "Добрые братья Господни, перед всеми на капитуле я сообщаю вам, что все дурное, что я говорил вам о нем - ложь, ибо в действительности я знаю [о нем] только хорошее". На усмотрение братьев остается, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. И да будет известно, что такому брату, который взял свои слова обратно на капитуле, никогда более не следует давать веры против любого брата, в чем угодно, что касается Дома либо накидки, и не следует спрашивать его совета, ибо он доказал свою вину в злонамеренности, и никому, чей злой умысел был доказан, не следует верить против любого доброго человека.

455. Если кто-либо из братьев убьет либо потеряет раба по своей вине, его следует лишить накидки.

Если кто-либо из братьев скажет уверенно либо в гневе, что собирается [уйти] к сарацинам, и другие братья услышат его, и брат, который сказал эти слова, дурного поведения, он должен лишиться своей накидки; но если этот брат хорошего поведения, то оставляется на усмотрение братьев, лишить ли его накидки либо оставить ее ему.

456. Если кто-либо из братьев убьет либо покалечит верховое животное в гневе или ярости, либо по своей вине, накидка остается на усмотрение братьев.

Если кто-либо из братьев принесет какую-то вещь, принадлежащую светским людям, либо кому еще не из Храма, и скажет, что она принадлежит Храму; а это неправда, и правители этих земель могут потерять свои права и доходы от нее, его следует лишить накидки.

Если кто-либо из братьев, кто не имеет права, отдаст живое четвероногое животное, кроме собаки или кошки, за пределы Дома, [его] накидка остается на усмотрение братьев.

457. Если кто-либо из братьев восстанет против заповедей Дома и отказывается подчиняться им, не раскаиваясь и упорствуя в своем безрассудстве, и не желает исправиться, несмотря на увещевания и предупреждения, его могут лишить накидки и его могут заковать в железо, и держать так долгое время. Но лучше, когда случится, что брат в гневе или ярости скажет, что не будет выполнять заповеди Дома, если ему позволят успокоить свой гнев; а после кто-нибудь должен подойти к нему и сказать ему тихо и спокойно: "Добрый брат, во имя любви Господней, выполняй заповедь Дома". И если он поступит так, и не причинил [никакого] вреда, к нему следует снизойти во имя любви Господней и выказать ему жалость, и ему могут выказать большую доброту и милосердие; и так [поступить] лучше по слову Господа. А если он не пожелает поступить так, его следует лишить накидки и его следует заковать в железо, как сказано выше.

458. Если Магистр либо иной Командор, который возглавляет капитул, прикажет брату, что под его началом, просить о милости за что-либо, а брат не желает просить о милости, но упорствует в своем безрассудстве, его следует лишить накидки. Но так нельзя поступить, если простой брат обвинит другого простого брата; ибо, если простой брат не желает просить о милости у другого брата, который не является его Командором, его не должны лишать накидки; но ему могут дать строгое, суровое и тяжкое наказание. Ибо как только кто-либо из братьев скажет другому: "Проси о милости за такой-то проступок", брат должен просить о милости, если он присутствует, и поступать, как сказано выше.

459. Если кто-либо из братьев на своем капитуле просит разрешения уйти [из Дома], а они не желают дать ему его, и он говорит, что уйдет и покинет Дом, его следует лишить накидки.

Если кто-либо из братьев сломает печать Магистра, его следует лишить накидки.

И некоторые из наших старейших говорят, что если кто-либо из братьев сломает печать того, кто занимает место Магистра, его могут лишить накидки по той же причине из-за вреда, который мог бы выйти из этого, хотя вина его и не столь серьезна.

460. Если кто-либо из братьев дает накидку Дома таким образом, как не должен, либо дает ее такому человеку, который недостоен ее, он может лишиться накидки, и тот, кто дал ему накидку так, никогда более не должен иметь права принимать в братья.

Если кто-либо из братьев без разрешения отдаст милостыню Дома такому человеку или в такое место, что Дом может потерять ее, его следует лишить накидки. Если кто-либо из братьев, кто не имеет [на это] права, без разрешения отдаст милостыню Дома светским людям либо иному ордену, кроме Храма, его следует лишить накидки.

461. Если кто-либо из братьев, кому это не положено, без разрешения построит новый дом из камня либо извести, его следует лишить накидки. Иные же разрушенные дома он может чинить и обустраивать без вреда [для себя], напротив, ему следует принести глубокую благодарность.

462. Если кто-либо из братьев покинет Дом в гневе или ярости и без разрешения проведет одну ночь за его пределами, его могут лишить накидки, если это желательно и если это угодно братьям, а могут позволить ему сохранить ее, если это угодно братьям. Но пусть будет известно, что следует учитывать поведение брата: если он хорошего поведения и ведет добрую и честную жизнь, братьям следует проявить к нему больше доброты, и чем лучше [его жизнь], [тем скорее] они могут позволить ему сохранить свою накидку, и смелее и легче они должны и могут согласиться на это. Но если он проведет две ночи вовне без разрешения, и вернет вещи, которые он должен вернуть, и не возьмет ничего, что не должен, он может обрести вновь свою накидку, когда он понесет наказание в один год и один день; но прежде чем он окончит наказание в один год и один день, он не может получить ее обратно.

Но если он возьмет что-либо, что не должен, и проведет две ночи вовне без разрешения, он потерян для Дома навсегда. И да будет известно, что так определено для брата, который покидает Дом: если он не пожелает вернуться немедленно в течении двух дней, на второй день он посылает свой плащ в Дом; ибо если он удержит его две ночи, его могут изгнать из Дома, как сказано выше.

463. Если кто-либо из братьев бросит свою накидку на землю в гневе перед братьями, и братья будут просить его поднять свою накидку, а он не пожелает, и другой брат возьмет ее, прежде чем он ее поднимет, он не может получить ее обратно в течении одного года и одного дня; но если кто-либо из братьев возьмет накидку брата, который бросил ее, и возложит ее ему на плечи, этого брата, который так вернул накидку брату, что бросил ее, лишат его собственной накидки, а тот брат, который так получил ее, останется на милость братьев, которые будут решать, лишить ли его накидки либо оставить ее ему. И вы должны знать, что тот, кто так вернул накидку брату, который бросил ее, лишится своей накидки по той причине, что никто из братьев, кто не имеет права давать накидку, не может возвращать ее, а кто поступит так, потеряет собственную. И так же, как дают накидку на капитуле, должны ее возвращать на капитуле, и по этой причине каждый брат должен знать, что никто из Командоров не может лишить накидки брата, который не повинуется его приказу, хотя этот брат и под его началом, ибо никто из Командоров, кто не может принимать в братья, не должен лишать брата накидки.

464. Но если случится так, что кто-либо из Командоров, кто не может принимать в братья, имеет под своим началом братьев, и кто-либо из этих братьев откажется выполнять его приказ, он должен предостеречь его, как сказано выше; а после, если тот не желает выполнять приказ, он может тотчас же позвонить в колокол и созвать братьев. А когда братья соберутся, он должен вести капитул и заставить брата просить о милости, потому что тот отказался выполнить его приказ, и он должен отослать его наружу; и все братья должны решить, что приговор откладывается до [решения] Магистра либо того Командора, который имеет право лишать накидки.

465. И никакой проступок, за который брата могут лишить его накидки, не должен обсуждаться либо судиться перед тем, кто не имеет права лишать накидки, и тот, кто возглавляет капитул, не должен позволять этого, либо братья соглашаться на это; а если кто-нибудь согласится на это, могут счесть, что он совершил проступок, и ему могут дать тяжкое наказание, ибо было бы неразумным для братьев выносить свое решение о брате перед тем, кто не может дать брату [наказание], к которому его присудили братья, какой бы их приговор ни был – тяжкий или легкий. И по этой причине в Доме было установлено, что, согласно тому серьезный проступок или нет, его следует судить перед Магистром, либо перед тем Командором, который имеет право исполнять приговор братьев, какой бы он ни был, тяжкий или легкий.

466. И да будет известно, что часто случается в Храме, что Командор может принимать в братья сержанта, но не рыцаря, и тот Командор, который не может принимать в братья рыцаря, не должен и не может лишать брата рыцаря накидки, ибо никто не должен и не может лишать накидки, кроме как той, которую он может давать брату. Так что каждый должен следить, чтобы не дать накидку так, как не должен, и чтобы не лишить брата накидки таким образом, как не должен; а если он совершит это, над ним свершится то же правосудие. И чтобы не лишали братьев [накидки] таким образом, как не должны, было установлено, что ее следует лишать перед Магистром либо тем, кто занимает место Магистра. И никто не имеет права принимать в братья либо лишать накидки единолично, кроме как если он занимает место Магистра, или Магистр дал ему особое разрешение на это.

467. Если кто-либо из братьев по своей воле порвет либо вернет накидку, ему не должны возвращать ее один год и один день.

И вам следует знать, что, несмотря на все сказанное выше, за все проступки, о которых сказано, что за них брата могут лишить накидки, мы оставляем на милость братьев, лишить ли его накидки либо позволить ему сохранить ее, кроме как за последние три: то есть, если кто-либо бросит ее, а другой брат возьмет ее прежде, чем тот подберет ее, либо если кто-либо вернет ее по своей воле, либо если кто-либо проведет две ночи за пределами Дома без разрешения, как сказано выше.

468. И да будет известно, что пока брат остается без накидки, он должен стоять за порогом часовни [во время служб], а по воскресеньям должен приходить на телесное наказание после [чтения] Евангелия к брату капеллану, если он есть, а если брата капеллана нет, то к тому священнику, который занимает это место, и должен приходить на свое наказание с великим рвением и принимать его со смирением перед всеми людьми, что находятся в часовне. Когда же брат приходит на наказание, он должен быть полностью раздет, кроме штанов, которые он должен одеть, и его ноги должны быть в чулках и башмаках. И когда он получил наказание, он должен вновь выйти из часовни туда, где находятся его одежды, и должен одеться в свои одежды и выслушать службу Господу нашему спокойно и в молчании, как любой другой брат; ибо каждый брат, который отбывает наказание без накидки, должен слушать службу Господу нашему полностью, как любой другой добрый брат; а когда он желает отсутствовать на хвалитнах, он должен получить разрешение, как любой другой брат, или ему должны получить его.

469. Но если случится, что кто-либо из братьев, который отбывает наказание на один год и один день, заболеет так, что ему понадобится, чтобы он оставался весь этот год или большую его часть на своем месте, не посещая часовню, в конце года ему следует вернуть его накидку. И следует учитывать все время, пока он был болен, как службу, как и то время, которое он отбывал свое наказание, и как если бы он приходил каждый день в часовню и каждое воскресенье на свое наказание; ибо он не отдыхал и не уклонялся от своего наказания; а когда Господь желает дать человеку здоровье либо болезнь, никто не может избежать этого. И если брат умрет, отбывая наказание, с ним следует поступить, как с любым другим братом, и на его [одежду] следует пришить крест, как на [одежду] любого другого брата.

470. Пока брат отбывает наказание, он должен спать в лазарете, а если он болен, Раздающий милостыню должен позаботиться, чтобы у него было все, что требуется ему в болезни; и пока он болен, он может питаться в лазарете. А когда он здоров, он должен работать с рабами, а когда он вкушает пищу, он должен сидеть на земле перед челядью и есть их пищу, и он должен всегда носить дорожный плащ без креста.

471. А если Раздающий милостыню увеличивает порцию для челяди перед братьями, он не должен ничего давать тем братьям, которые на земле, как если они без накидок, так и если они в накидках, ибо они не должны иметь ничего из нее. Но если Магистр вкушает пищу в конвенте, он может послать часть яств, [стоящих] перед ним, братьям, которые едят на земле, но никто более не должен им ничего давать; и даже сам Магистр, если он ест в лазарете либо в ином месте, кроме конвента. И так Магистр может поступить с братом, который отбывает наказание в накидке.

472. Каждый, кто отбывает наказание без своей накидки, должен поститься три дня в неделю на хлебе и воде, пока Господь и братья не освободят его от какого-либо из этих дней; и, когда они сочтут нужным, могут освободить от одного либо двух дней брата, который несет свое наказание хорошо. Вот те дни, когда он должен поститься, пока он без накидки: понедельник, среда и пятница. А когда братья освобождают другого брата, который лишен накидки, от [одного] дня, первым, от которого они освобождают его, должен быть понедельник, вторым - среда; и ни братья, ни кто-либо иной не могут освободить его от третьего, то есть от пятницы. Ибо подобает, чтобы каждый брат, который вкушает пищу на земле по приговору братьев, постился по пятницам, лишен ли он накидки или нет; но как только его поднимут с земли, он свободен от пятниц и всех других дней, которые относятся к наказанию, по которому он был посажен на землю в этот раз.

473. И когда накидку вернут брату, который нес наказание без своей накидки, его не следует тотчас же поднимать с земли, напротив, ему следует вкусить пищу на земле в своей накидке хотя бы один раз или более. И пока он на земле, после того, как ему вернули накидку, за ним остаются пятницы; но после того, как он поест один раз на земле в своей накидке, его могут поднять, когда это будет угодно Господу и братьям; и так же он может оставаться там долгое время, если это угодно братьям, и он не нес свое наказание так, как должен был.

474. Никто из братьев не должен покидать Дом, чтобы вступить в другой орден, без разрешения Магистра и конвента, а если кто поступит иначе, и не имеет разрешения Магистра и конвента, и пожелает вернуться в Дом, он не может получить вновь доступ в Дом один год и один день, в кое время он должен отбывать наказание, как сказано выше; и это обычай нашего Дома. Все же некоторые говорят, что после того, как брат попросит разрешения вступить в другой орден, и Магистр с конвентом дадут его, и брат вступил в него с этим разрешением, тот брат не должен никогда возвращаться в наш Дом, и конвент не должен позволять этого.

475. И да будет известно, что [если] наш Папа, который есть повелитель и отец нашего Ордена, превыше всех иных после Господа нашего, попросит Дом за кого-либо, кто тем или иным образом покинул Дом, он совершает это, не нарушая правосудие Дома; ибо он не приносит и не желает принести легко просьбу, из-за которой нарушается правосудие Дома, напротив, он желает и повелевает, чтобы оно было исполнено к тем, кто заслужил этого согласно обычаям Дома.

476. И каждый брат, после того как его лишили накидки по решению братьев, свободен и не несет всех иных наказаний, которые он должен был нести во время, когда его лишили накидки; и так было установлено, потому что это очень тяжкое наказание, и страшны великое несчастье и великое унижение, и позор, которые испытывает он, когда лишается накидки и всей чести, которую он никогда более не будет иметь в Доме. Но тому, кого наказывают на один год и один день, наказания, которые он должен был нести, когда покинул Дом, не прощаются, напротив, от него потребуют исполнить их, когда ему вернут его накидку, потому что он не был подвергнут позору, и его не лишали накидки перед братьями, но своей порочностью он посрамил сперва свое тело, а затем Господа и братьев, и Дом Храма, ибо он покинул такое добронравное и святое общество, как Дом Храма, или потому что он лишил себя столь чтимой и прекрасной вещи, как накидка Храма. Он не должен преуспеть ни от своего безрассудства, ни от своей порочности, но он должен пострадать.

477. И никто из братьев, кто лишился своей накидки по решению братьев либо иным образом по своему неразумию, как сказано выше, не должен более давать свои советы на капитуле против брата, вина которого может привести к изгнанию из Дома либо лишению накидки, а тот, кто возглавляет капитул, не должен просить его об этом. Никто из братьев, кто лишился своей накидки по своей порочности, не должен и не может более выдвигать обвинение против другого брата в чем-либо, что касается накидки либо Дома, и никто не должен верить ему; но что касается наказания на два либо три дня, либо менее, он может обвинять и давать свой совет.

478. Никто из братьев, кто лишился накидки по своей порочности, не может более носить печать либо кошель Храма, и он не должен и не может быть Командором рыцарей, либо носить черно-белое знамя, либо иметь братьев под своим началом; и Магистр либо кто иной, кто возглавляет капитул, не должен спрашивать его совета о чем-либо, что совершается по решению братьев с любым из братьев, кто омрачил свою совесть на капитуле, если его признали виновным, и он не должен давать его.

479. Ни Магистр, ни кто-либо иной не может оправдать брата, чья вина заслуживает изгнания из Дома либо лишения накидки, и он не должен позволить оправдать его; а если он поступает так, он идет против Бога и против своего обета, ибо правосудие должно свершаться для каждого брата, когда он делает то, что не должен, и оно должно свершаться над великим так же, как и над малым; ибо чем выше место, которое занимает человек, тем более гнусным будет его деяние, если он совершит то, что не должен, и чем более серьезным и гнусным будет проступок, тем лучше, чтобы правосудие свершилось.

480. А если кто-либо из братьев совершил то, за что его можно изгнать из Дома, и приговор за этот проступок отложат, он не может и не должен предъявлять обвинения против другого брата в серьезном либо легком проступке, пока [его] приговор отложен.

481. Никто из братьев, кто совершил что-либо, за что его должны изгнать из Дома, и за что брат должен быть приговорен, даже если приговор отложен, что нельзя и не следует делать, не должен более выдвигать обвинений против брата за серьезный либо легкий проступок, и он не должен и не может давать совет, и тот, кто возглавляет капитул, не должен спрашивать его, и он не должен и не может обвинять брата в чем-либо, что тот совершил, даже если он видел это.

Ибо ему не должны верить против брата в чем-либо, ибо тот, кто совершил то, за что его должны изгнать из Дома, более не брат Храма, особенно если его могут обвинить в этом двое или более братьев, которые знают его.

482. И да будет известно, что братья, которые знают, что кто-либо из братьев совершил что-нибудь, за что его следует изгнать из Дома, совершает серьезный проступок, если они скрывают это, ибо, если он совершил что-нибудь, за что он должен быть изгнан из Дома, он не остается в Доме так, как должен оставаться добрый брат, и от этого он никогда не выиграет, и великий вред может быть причинен Дому. И ни за один проступок, за который брата следует изгнать из Дома после того, как его признают виновным, не может брат получить иное наказание, кроме изгнания из Дома, кроме, как это поведано выше, если это что-либо, о чем его спрашивают, когда он приходит на капитул, чтобы быть принятым в братья, а после оказывается, что он солгал.

483. Если Магистр либо иной, кто возглавляет или не возглавляет капитул, оправдывает брата, чей проступок ведет к изгнанию из Дома, даже если он делает это перед братьями, брат, которого оправдали, не свободен, ибо каждый брат, который знает правду об этом деле, может и должен обвинять его каждый раз, когда они встречаются на капитуле; и над ним может свершиться правосудие Дома, если его признают виновным. И никто из братьев, кто не может принимать в братья, не должен позволять, чтобы проступок, касающийся Дома либо накидки, судили перед ним, если он возглавляет капитул.

 
Форум » Разное о Тамплиерах! » Все о Тамплиерах » О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч (О ПРОВЕДЕНИИ КАПИТУЛОВ-2ч)
Страница 1 из 11
Поиск:

Tamplier© 2008-2011